Обзор европейских банков, готовых вернуть родственникам жертв нацизма денежные средства.

Швеция готова вернуть нацистские миллионы

 

            Долгие десятилетия счита­лось, что все золото, посту­павшее из Германии в швед­ские банки, было «чистым», помеченным немецкими дово­енными штемпелями. Счита­лось, что шведские банкиры ни сном ни духом не подозревали, что золото может быть свеженаграбленным... И вот - обна­ружен сероватый листок бума­ги, помеченный грифом «Сек­ретно».

            19 февраля 1943 года шеф шведского Риксбанка Ивар Рут сообщил шведскому министру торговли следующее: «В связи с тем, что от англичан и других союзников поступили заявле­ния о том, что следует пойти навстречу требованиям о воз­врате собственности, принад­лежащей оккупированным странам, существует риск для

Риксбанка, что золото, кото­рое было куплено от Рейхс­банка (государственного не­мецкого банка) или еще будет, возможно, куплено, может быть этой собственностью...»

            Безусловно, Ивар Рут знал, что Рейхсбанк принимал дра­гоценный металл из лагерей смерти - все, включая обру­чальные кольца и зубные ко­ронки.

            Швеция плечом к плечу со Швейцарией снабжала Гитлера сырьем для военных производств. Германия же передала Швеции в общей сложности 34 тонны золота.

            Только в марте 1944 года Швеция приняла ре­шение не брать кровавых слитков от Гитлера.

            Часть золота была впослед­ствии возвращена националь­ным банкам Бельгии и Нидерландов. По нынешним расче­там, неясными остаются еще семь тонн (уже тогда фактиче­ски признанных ворованными). Кто их хозяин?

            Сейчас в Швеции активно действует правительственная комиссия.

            Планировалось выяснить: поступали ли на довоенные счета шведских банков деньги евреев и остаются ли они там до сих пор.

            Опубликованы списки с име­нами клиентов крупнейших шведских банков (в том числе - и валленберговского), воз­можно, погибших на фронте или уничтоженных в лагерях смерти.

            Опубликованный список включает 649 имен, среди них много жителей Прибалтики, а 14 - россиян (Багатуров М., Белоножкин А., Дунаев Л., Грин-штейн Г., Хердтман Б., Краев-ский Д., Куприянов И., Рахмилевич И., Сильверхельм Б.. Скворцов Н., Сурин А., Флор И.. Шестаков П., Штемплин К.).

            При наличии любых под­тверждающих документов о правах наследников деньги им будут выплачены с прибавле­нием ренты, насчитанной за первые десять лет со дня вклада.

 

            После Швейцарии расплата за Францией

 

            Соглашение между круп­нейшими швейцарскими бан­ками и еврейскими организа­циями о выплате компенса­ций жертвам гитлеровского геноцида может стать прелю­дией к распространению этой процедуры на многие страны Европы. Во всяком случае, французские власти уже гото­вятся к возможным искам.

            Напомню, что речь идет о соглашении, подписанном на минувшей неделе в Нью-Йорке. После трехлетних усилий организации евреев, постра­давших в результате Холокоста, добились наконец согласия двух крупнейших банков Швейцарии на выплату 1, 25 миллиарда долларов в течение пяти лет. Эти средства долж­ны компенсировать сотрудничество банкиров из Женевы и Берна с гитлеровцами по реа­лизации имущества, изъятого нацистами у евреев. А также покончить наконец с отказом швейцарских финансистов выплатить родственникам деньги со счетов, владельцы которых погибли в концлаге­рях.

            Франция может стать сле­дующим объектом атаки жертв холокоста. Во время минувшей войны свою вязан­ку дров в пожар геноцида ев­реев подбросило правительст­во Виши, сотрудничавшее с немцами. В рамках процесса «ариезации» в 1941 году вишисты конфисковали собст­венность евреев на контроли­руемой коллаборационистами территории Франции. А также получили от германцев поло­вину подобной собственности, изъятой гитлеровцами на ок­купированной территории страны.

            В нынешних ценах это иму­щество «тянет» на 1, 2 милли­арда долларов. Примерно на 200 миллионов долларов собст­венности правительство Фран­ции уже вернуло пострадав­шим после войны. Но многие жертвы конфискаций погибли в печах Освенцима и Майданека.      Теперь, после прецеден­та со Швейцарией, еврейские организации могут потребовать не только выплат компенсаций наследникам, но и возмещения морального ущерба, понесенного ими от сотрудничества марионеточного правительства Франции с фашистами.

            Справедливости ради необ­ходимо сказать, что, не дожи­даясь исков, в марте нынешнего (1998) года в Париже создан специальный комитет под эгидой Министерства финан­сов и Банк де Франс. Во главе его поставлен авторитетный в деловых кругах человек, быв­ший президент комиссии по наблюдению за биржевыми операциями Жан Сен-Жеур.             Задача комитета — еще раз проверить все данные о рек­визированных счетах и иму­ществе.

            Помимо Франции, объек­том претензий жертв холокос­та могут стать банки Германии, Австрии[1], Швеции, Пор­тугалии.

 

 

            Жертвы нацизма убедили банкиров вернуть деньги

 

            В тянувшейся три года тяж­бе ряда общественных органи­заций евреев, среди которых ведущей лоббистской силой выступал Всемирный еврей­ский конгресс, и швейцарски­ми банками по поводу возвра­щения «нацистского золота» поставлена не просто точка, а восклицательный знак.

             «Гно­мы», как называют альпийских финансистов, согласились вер­нуть родственникам евреев — жертв нацизма часть средств, отнятых у них во времена тре­тьего рейха и переведенных на счета в банках Швейцарии.

            Эстель Шапир, 74 лет, ко­торая стояла у истоков долго­го препирательства со швейцарскими банкирами, начисто отметает попытку представить согласие на компенсацию «благотворительностью». Она требует вернуть свое кровное: «Эти деньги там оставил мой отец. Это мои деньги». Дело Эстель Шапир приобрело наи­большую известность, и не случайно именно она стояла перед входом в федеральный окружной суд Бруклина рядом с сенатором-республиканцем Альфонсом Д’Амато, когда тот первым объявил о готовности швейцарцев расплатиться с ду­шеприказчиками своих старых клиентов, жертв «Холокоста».

            В мае 1997 года правитель­ство Соединенных Штатов опубликовало доклад о похищенном нацистами золоте, ко­торое в сегодняшних ценах оценивается суммой в пять миллиардов долларов. Отдель­ной строкой была прописана неприглядная роль нейтраль­ной Швейцарии, которая ак­тивно участвовала во многих банковских операциях третье­го рейха. Через руки «гномов» проходили огромные ценно­сти, похищенные нацистами в центральных банках оккупиро­ванных стран, в частности Бельгии и Франции.

            «Нейтралитет пришел в противоречие с моралью», го­ворилось в докладе, где на основе рассекреченных архив­ных документов доказано — Центральный банк Швейца­рии вместе с другими крупными финансовыми структурами «отмывали» нацистские день­ги, обменивали изъятое у евре­ев золото на твердую валюту и тем самым, по существу, финансировали войну, террор и Гитлера.

            Мало что изменилось после войны, когда принцип непри­косновенности частной собст­венности оказался поруган швейцарскими банкирами. Они ни за что не хотели расставаться с деньгами на «спя­щих» вкладах, принадлежав­ших евреям, уничтоженным в фашистских лагерях смерти. Очевидцы свидетельствовали, что чиновники за стойками в швейцарских банках требова­ли свидетельства о смерти в концлагере или пожимали плечами, мол, они ищут, но не могут найти никаких докумен­тов об открытии счета. Все это совершалось с каменным ли­цом под лозунгом «Бизнес есть бизнес».

            Когда Всемирный еврей­ский конгресс развернул кам­панию против швейцарских банков, «гномы» предложили откупные в размере 30 миллионов долларов. Эта подачка была отвергнута. Затем при­мерно 20 штатов и 30 амери­канских городов пригрозили швейцарским финансистам бойкотом. А Нью-Йорк, и го­род, и штат, был готов ввести санкции уже 1 сентября. В ию­не (1998 г.) предметом торга уже стали только цифры: еврейские об­щины настаивали на 1,5 мил­лиарда, а швейцарцы предлага­ли 600 миллионов долларов.

            Сошлись в конечном счете на 1 миллиарде 250 миллионах долларов. Их выплатят на про­тяжении четырех лет, притом первый транш поступит через 90 дней после того, как судья Эдвард Корман удостоверит своей подписью выработан­ный компромисс.

            И хотя Альфонс Д'Амато верит, что дос­тигнутое полюбовное соглаше­ние «восстановит моральную и материальную справедли­вость», не все удовлетворены.

            Адвокат Эд Фаген, представ­ляющий интересы 31 тысячи истцов, недоволен суммой в 1,25 миллиарда долларов:

            «Это все, что мы можем получить, но этого недостаточно».                                                        

 

[1] До 2001 г. в Австрии действовал закон о реституции 1970 г., согласно которому все претензии по обоснованному возврату собственности должны были быть разрешены в течение 10 лет (т.е. – до 1980 г.). Однако правительство Австрии, подвергнутое сильному давлению в 1999 – 2001 гг. со стороны международных еврейских организаций и Конгресса США, было вынуждено в итоге признать справедливость требований «жертв Холокоста» о необходимости пересмотра указанного закона и внесло в него поправку. Согласно последней (по крайней мере, до принятия других поправок) претензии не имеют срока давности.

Другие материалы по исследуемой теме: svd@ies.expert

© 1995  Институт экономической безопасности